От Кавказа до Балкан: китайский ″Шелковый путь″ набирает обороты

От Кавказа до Балкан: китайский ″Шелковый путь″ набирает обороты

Ориентированную на Центральную Азию и Восточную Европу инициатива ”Один пояс - один путь” можно рассматривать как реализацию стратегии вызова Западу, о которой в свое время говорил Мао. К такому выводу приходит издание, Asia Times в материале From the Caucasus to the Balkans, China’s Silk Roads are rising, изучившее материалы XIX съезда Коммунистической партии Китая.

Инициатива ”Один пояс - один путь”, начатая Си Цзиньпином всего четыре года назад, представляет собой концепцию, вокруг которой вся китайская внешняя политика будет вращаться в ближайшем будущем до символичной 100-летней годовщины Китайской Народной Республики в 2049 году. Практически все члены китайской администрации задействованы в успешной реализации великой стратегии ”Один пояс - один путь”: экономические субъекты, финансовые игроки, государственные предприятия, частный сектор, дипломатический корпус, аналитические центры и, конечно же, СМИ. Именно в этой долгосрочной перспективе необходимо изучить различные проекты инициативы, которые охватывают большую часть Евразии - от среднеазиатских степей до Кавказа и Западных Балкан.

Представители не менее 50 стран собрались в Тбилиси на встречу, посвященную инициативе ”Один пояс - один путь”. В генеральном плане инициативы представлены шесть основных экономических ”коридоров”, один из которых - экономический коридор Центральная Азия- Западная Азия. Именно здесь Грузия наряду с Азербайджаном играют главную роль - оба государства претендуют на то, чтобы стать ключевым кавказским транзитным узлом между Западным Китаем и Европейским союзом.

Премьер-министр Грузии Гиоргий Квирикашвили заявил о стремлении ”укрепить экономические и цивилизационные связи между Европой и Азией”. На практике это означает стремление к созданию свободной экономической зоны в соответствии с меморандумом о понимании, подписанном министрами экономики Китая и Грузии.

Если добавить сюда недавно открытую железную дорогу Баку-Тбилиси-Карс и новый глубоководный порт, который будет построен в Анаклии, на Черном море, благодаря китайским инвестициям, то получится, что  Грузия выступает в качестве основного логистического узла между Китаем и ЕС. Кроме того, за счет нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) в Каспийском море Грузия уже несколько лет позиционирует себя как центр транспортировки энергоресурсов.

Грузия подписала соглашения о свободной торговле как с ЕС, так и с Китаем, причем последний вступает в силу в начале 2018 года. Государство маневрирует, чтобы извлечь выгоду из взаимосвязи инициативы ”Один пояс - один путь” с возглавляемым Россией Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Пекин и Москва официально оформили партнерство между инициативой ”Один пояс - один путь” и ЕАЭС в июне прошлого года. Однако потребуется время, чтобы партнерство трансформировалось в реальные проекты торгово-экономического сотрудничества.

Возвращение к Мао

В начале этой недели в Европе премьер-министр Китая Ли Кэцян и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан открыли шестой саммит ”16 + 1” с участием Китая и 16 стран Центральной и Восточной Европы в Будапеште. Этот формат стал еще одной дипломатической победой Китая. Некоторые из этих стран входят в ЕС, часть - члены НАТО, а некоторые не состоят ни в одном из альянсов.

С точки зрения Пекина, важна непрерывность и возможность присоединения к  инфраструктуре инициативы ”Один пояс - один путь”. На сегодняшний день Пекин инвестировал около $8 млрд в Центральную и Восточную Европу.

У Китая есть преимущество на Балканах - особенно в Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговине, где отсутствуют финансовые институты ЕС. Китай инвестировал в многочисленные логистические и энергетические проекты в Сербии - в том числе широко обсуждаемое высокоскоростное железнодорожное сообщение Белград-Будапешт. На этой неделе началось строительство сербского участка,  85% общей стоимости которого (примерно 2,4 млрд евро) было профинансировано Экспортно-импортным банком Китая.

Европейская комиссия (ЕС) в Брюсселе предсказуемо была против проекта, заявляя, что тендера, возможно, не соответствовал правилам ЕС.

Стратегическое торговое значение железнодорожного сообщения Белград-Будапешт сложно переоценить. Китайские товары, прибывающие в греческий порт Пирей - ключевой узел так называемого Морского Шелкового пути - затем будут отправляться в ЕС через Сербию.

В разгар логистического бума легко упустить значительную историческую предпосылку - все это предсказывал Мао Цзэдун. Большинство стран, принимающих участие в инициативе ”Один пояс - один путь”, не так развиты экономически, как Китай. Инициатива не ограничивается евразийским континентом, а охватывает ″третий мир″, о котором говорил Мао в своей теории ”Трех миров”.  В 1974 году Мао написал, что мир делится на сверхдержавы (США и СССР); промежуточные державы (Япония, Европа, Канада); и эксплуатируемые страны Африки, Латинской Америки и Азии, которые Мао оценил как основные силы против гегемонии первого мира. Мао отнес Китай к третьему миру. ”Один пояс - один путь” не только продолжение исторических связей Китая с третьим миром, но и открытие ”новой эры стратегии Китая в отношении третьего мира”. Элиты США и ЕС обеспокоены этой инициативой. Игра вокруг нее только началась. Стратегия внешней политики Пекина, ориентированная на Шелковый путь, усиливает сотрудничество Китая с ”глобальным югом”, что в итоге приведет к маргинализации США. 

11370 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!