Почему Ближний Восток делает ставку на Китай

Почему Ближний Восток делает ставку на Китай

Политика Китая на Ближнем Востоке сосредоточена на энергетике и экономике – Пекин избегает чувствительных геополитических проблем. Вопрос в том, как долго в столь нестабильном регионе может сохраняться подобный подход.  Project Syndicate в материале Why the Middle East Is Betting on China отмечает, что лидеры Ближнего Востока стремятся завоевать расположение Китая: критикует политику США и часто летают в Пекин для заключения двусторонних соглашений. Например, президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси с 2014 года посещал Китай шесть раз.

Хотя большая часть проектов сосредоточена на экономике, сотрудничество все больше охватывает новые области, например, оборону. Кроме того, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты недавно объявили о планах включения изучения китайского языка в национальные учебные программы. Оба государства (как и другие страны региона) встали на сторону Китая по вопросу преследования уйгурского населения, широко осуждаемого на Западе.

Почему ближневосточные государства делают ставку на Китай? И в какой степени Китай может заполнить политический вакуум в регионе, создаваемый уменьшающимся влиянием Америки?

Консервативные арабские режимы исторически с подозрением относились к коммунистическому Китаю и установили с ним дипломатические отношения только в конце 1980-х - начале 1990-х годов. Многие страны региона имеют давние связи с США в военной сфере . Тем не менее некоторые союзники США, в частности, Египет, ОАЭ и Саудовская Аравия, подписали соглашения о всеобъемлющем стратегическом партнерстве с Китаем.

Эти события вызывают растущее беспокойство в Вашингтоне. Правительство США даже предупредило Израиль о своей озабоченности по поводу сотрудничества с Китаем в сфере высокоточных технологий. Выход китайских технологических компаний Huawei и ZTE на израильский рынок вызывает особую обеспокоенность американцев.

Однако Китай старается не попадать в ситуации, в которых ближневосточным странам придется выбирать между двумя державами. Америка, напротив, требует, чтобы ее союзники делали выбор. Правительства большинства стран Ближнего Востока теперь вынуждены будут соблюдать баланс между двумя центрами силы, что, вероятно, вызовет трения с обеими.

Между тем, несколько факторов делают Китай более привлекательным партнером для ближневосточных правительств. Китай - динамично развивающаяся экономика и ее лидеры настороженно относятся к проявлениям народного недовольства и демократизации. Их главными внешнеполитическими приоритетами считаются экономическая целостность, безопасный поток энергоресурсов и защита региональных инвестиций. Китай хочет экспортировать товары и услуги, а не политические идеи на Ближний Восток.

Многие ближневосточные режимы также пытаются укрепить свою легитимность посредством экономического роста и развития, а не политических реформ. Помня об "арабской весне" 2011 года, некоторые правительства объявили о национальных планах развития, направленных на повышение уровня жизни, таких как ”Видение Саудовской Аравии до 2030 года” и ”Видение Кувейта до 2035 года”. Успешное экономическое развитие Китая без политической реформы очень привлекательно для арабских автократов.

Наконец, более крепкие связи с Китаем и Россией - заманчивый вариант для ближневосточных правителей, поскольку они переживают сложный период в  отношениях с Западом. Примером тому может служить поездка наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда ибн Салмана в Азию в начале этого года, всего через несколько месяцев после убийства обозревателя Washington Post Джамала Хашогги в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле. Отвергнутый Западом саудовский принц предпринял попытку улучшить свой международный имидж на азиатском саммите. Аналогичной логикой руководствовался ас-Сиси во время своих визитов в Китай после кровавого переворота в Египте в 2013 году.

Хотя в случае с Ираном ситуация совершенно иная, растущая изоляция страны от Запада также подталкивает ее к более тесному сотрудничеству с Китаем. После того как США вышли из иранской ядерной сделки 2015 года и вновь наложили санкции, более тесные отношения с Китаем стали вопросом необходимости, а не выбора, для ИРИ. Китай, в свою очередь, в полной мере воспользовался ситуацией, в результате чего Иран согласился на его условия двусторонних отношений и торговли.

Китай, по всей видимости, осознает свою ограниченную способность играть значимую роль в решении сложных политических проблем и проблем безопасности на Ближнем Востоке, таких как израильско-палестинский конфликт или сирийский кризис. Здесь США остаются основным внерегиональным игроком. Но американская сила может сыграть на руку Китаю. Вероятность серьезного конфликта между интересами двух стран в регионе минимальна. Несмотря на наличие военно-морских баз в Джибути и в пакистанском Гвадаре, Китай не стремится усиливать свое политическое влияние на Ближнем Востоке. Кроме того, заявленная цель Америки по обеспечению региональной стабильности, в частности с помощью зонтика безопасности в Персидском заливе, также помогает защищать экономические и энергетические интересы Китая.

У Пекина нет особых отношений ни с одной ближневосточной страной, и его деятельность Пекина носит исключительно деловой характер. Китай избегает чувствительных геополитических проблем, извлекая выгоду из недовольства правителей политикой США в целях продвижения своих экономических интересов. Однако вопрос заключается в том, как долго в таком нестабильном регионе может сохраняться подобный подход.

8140 просмотров



Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!