Посттравматические расстройства в зоне карабахского конфликта

Посттравматические расстройства в зоне карабахского конфликта

Ни одна война, ни один конфликт не проходит бесследно. Насколько бы ни была устойчивой человеческая психика, люди, взявшие в руки оружие, переживают за своё будущее, семью. Причём стрессовому состоянию зачастую в большей степени подвержены не только люди, которые непосредственно принимают участие в военных действиях, но и их семьи и родные, которые всецело заняты переживаниями о судьбе родного человека. Война травмирует человеческую психику.

Неурегулированные последствия войны вовлекают людей в группу риска развития психогенных, психических и соматических нарушений. В первое время человек способен не замечать характерные признаки психических расстройств, так как мозг попросту блокирует нежелательные для воспоминаний моменты. Но по прошествии времени, в тех случаях, когда стрессовое состояние и сопутствующее ему давление становятся хроническими, симптомы расстройств активно начинают проявлять себя. Одним из самых ярких проявлений является агрессивная риторика, стремление решать проблемы с помощью грубой силы. Силовое давление становится аргументом во взаимодействии с окружающими, и применяют его вне зависимости от требований ситуации, препятствуя осуществлению конструктивного диалога. 

Нагорный Карабах является классическим примером, когда послевоенный кризис и череда эскалаций определили восприятие действительности армянским обществом, в частности общиной, проживающей в  зоне конфликта. Ощущение тревоги  вызывает постоянное присутствие военных на территории самопровозглашённого Карабаха. Постоянная тревога порождает немотивированную бдительность. Люди с пристальным вниманием следят за всеми событиями на линии соприкосновения, реагируют на любое нарушение режима прекращения огня, будучи постоянно наготове, ожидают опасности со всех сторон.

Власти самопровозглашённого Карабаха активно используют идеологические барьеры в качестве средства по преодолению стресса. Ежедневно население самопровозглашенной республики подвергается морально-психологическим нагрузкам, информационно-психологическому воздействию. С помощью СМИ идёт пропаганда военной мощи, намеренно опускаются либо не озвучиваются вопросы дипломатического решения кризиса. Вместо этого провозглашается идея «священной борьбы», отказ от участия в войне расценивается как трусость и предательство перед народом и нацией. Особое внимание уделяется поддержанию имиджа оккупационного режима. Этому служат комплиментарные визиты зарубежных парламентариев, к коим можно отнести недавнее посещение региона членов партии «Альтернатива для Германии» («АдГ»), среди которых был депутат немецкого Бундестага Штефан Койтер, известный своими симпатиями к неофашистским идеям.

Конфликт наложил отпечаток на психику и жизненные траектории армянского общества в зоне конфликта, трансформировав и извратив прежнюю систему международных отношений. Это одно из наиболее негативных последствий карабахской войны, в результате которой несвойственные армянской и азербайджанской национальным общинам конфликтные отношения стали восприниматься как естественное состояние двух народов.

Намеренная привязка трагических событий периода карабахской войны к политизированным событиям в истории армянского народа на территории Османской империи в период Первой мировой войны приводит к распространению тюркофобских настроений среди армянской общественности и молодёжи. Соответствующие боевые кличи давно стали неотъемлемой атрибутикой ВС Армении, в том числе формирований на оккупированных территориях. Более того тюркофобия не ограничивается Азербайджаном и Турцией. Максимально дипломатичная позиция лидера Казахстана Нурсултана Назарбаева в период острой эскалации в апреле 2016 года, как и, в целом, неизменная позиция государства в отношении легитимации армянской агрессии, побуждает реакционные силы армянского политического истеблишмента заявлять о недоверии в отношении своего партнёра по ОДКБ, а также распространять соответствующие настроения в обществе.

Кризис милитаризует молодёжный образ жизни, формируя устойчивые радикальные установки в образе мышления. Для этого предоставляемая молодым людям информация максимально упрощается и систематизируется посредством категоризации. На основании имеющейся информации, трагических мотивов, примерах военной агрессии создается представление об определенных категориях, обладающих некими признаками, которые впоследствии обобщаются. Таким образом, формируются стереотипы, которыми молодые люди в будущем маркируют восприятие соответствующей милитаристскому образу жизни действительности. Подобный процесс переработки информации со временем приводит к поиску подкрепляющих сложившиеся представления данных и заканчивается формированием устойчивого убеждением в отсутствии компромиссного решения, а также пагубной веры в то, что «мы» правы, а «они» нет.

7905 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!