Смогут ли страны Залива сотрудничать в сфере добычи нефти

Смогут ли страны Залива сотрудничать в сфере добычи нефти

Для двух государств, имеющих общее нефтегазовое месторождение, принципиален выбор совместного управления ресурсами. Это имеет экономическую и техническую целесообразность как для компаний, так и для вовлеченных стран. Независимые действия - не самый эффективный и надежный способ извлечь максимальную выгоду из месторождения с точки зрения экономически эффективных операционных расходов.

Как пишет The New Arab в материале Can Gulf states ever find a way to cooperate over oil production?, унитизация (совместное извлечение ресурсов из нефтяного месторождения, которое расположено на двух или более лицензионных или контрактных территориях) также может стать важной частью экономической дипломатии, способствуя созданию долгосрочного совместного предприятия двух стран, что в свою очередь способно привести к заключению мира. К сожалению, на данный момент государства Персидского залива и Ближнего Востока не одобряют такую практическую философию.

Нефтегазовое месторождение представляет собой геологическую зону, расположенную на глубине тысяч метров под землей, состоящую из пористой породы, покрытой непроницаемым слоем. Эти хранилища ресурсов могут простираться на сотни квадратных километров и быть погребены под сотнями метров горной породы. Разработка таких областей требует рассмотрения месторождения как целого объекта. Там, где возможна ожесточенная борьба между конкурентами, которые хотят получить право добычи,  должен быть проложен путь к сотрудничеству между странами и компаниями в эксплуатации совместного месторождения. Но унитизация не стала распространенным методом в Персидском заливе или на более широком Ближнем Востоке из-за отсутствия взаимного доверия и глубоко укоренившегося соперничества между  странами.

В 1967 году было обнаружено оффшорное газовое месторождение Араш/Дора, принадлежащее Саудовской Аравии, Кувейту и Ирану, но, несмотря на огромные потребности в газе в первых двух странах, производство еще не началась. Морское газовое месторождение Северный Купол/Южный Парс, принадлежащее Катару (2/3) и Ирану (1/3), считается крупнейшим в мире газовым месторождением. Производство началось в 1988 году и было перезапущено в 2002 году при очень ограниченном сотрудничестве и огромными потерями с обеих сторон из-за отсутствия единой стратегии развития и производства. Южный Азадеган и Ядаваран являются совместными нефтяными месторождениями, разделяемыми между Ираком и Ираном. После десятилетий отсутствия коммуникации, эксплуатация ресурса может привести к первой унитизации между Ираном и Ираком и политике экономической дипломатии.

Между ОАЭ и Ираном

Абу Аль-Букош (АБК) является частью Абу-Даби на иранском морском месторождении Сальман и типичным примером неунитизированной совместной области с двумя отдельными предприятиями по добыче нефти и разгрузочными предприятиями по обе стороны границы между Ираном и Абу-Даби в середине залива, находящихся в миле друг от друга. В ноябре 1986 года во время ирано-иракской войны Ирак нанес авиаудар по АБК, что привело к большим потерям и жертвам. Удар стал большой неожиданностью, поскольку Абу-Даби поддерживал Ирак в войне, а добыча на ABK велась французской компанией Total ABK. После незамедлительных и искренних извинений Багдада, по Салману был нанесен второй авиаудар, причинивший гораздо более серьезный ущерб, чем первый. Две части совместного месторождения были закрыты. Спустя несколько месяцев производство на ABK было возобновлено, но иранские самолеты вскоре нанесли удар по АBK, тем самым сообщив, что производство не может быть начато прежде, чем они смогут перезапустить его на своей стороне. Если бы месторождение АБК/Салман было унитизированным, иракское командование ВВС не считало бы его целью во время войны.

Возможность, упущенная Ираном

Священный принцип, согласно которому Национальная иранская нефтяная компания (NIOC) является единственной компанией, уполномоченной добывать нефть и газ в Иране, был провозглашен Мухаммедом Моссаддыком в начале 1950-х годов. Это принесло плоды во время правления шаха, в значительной степени благодаря эффективности Нефтяной сервисной компании Ирана (OSCO), которая помогла NIOC произвести 6,1 млн баррелей в день в 1978 году по сравнению с 3,7 млн баррелей в день сегодня.

После создания Исламской Республики Иран и ирано-иракской войны первая попытка пробить иранскую изоляцию произошла только в 1995 году. Это было связано с введением соглашений о выкупе, которые позволили международным нефтяным компаниям участвовать в управлении производством разрабатываемых месторождений. Иран, в распоряжении которого находятся крупнейшие запасы газа в мире, остается удивительно скромным экспортером газа, продавая относительно небольшое количество ресурса по трубопроводам. У страны также есть возможности для производства сжиженного природного газа (СПГ). В 2004 году были подписаны первые контракты с Persian LNG (эксплуатируется Shell) и Pars LNG (эксплуатируется Total). Принцип Мосаддыка не касался их, поскольку речь шла не о производстве, а о преобразовании и продаже газа, производимого NIOC, в СПГ, который должен продаваться на международном рынке. Эти контракты привели к созданию консорциума, основанного на практике международных стандартов, с предполагаемой продолжительностью в несколько десятилетий.

Однако во время первого мандата президента Махмуда Ахмадинеджада все эти усилия неоднократно задерживались. Иран полностью упустил окно возможностей по созданию крупных заводов по производству СПГ в 2004-2009 годы, и санкции помешали дальнейшему обсуждению. Это окно будет оставаться закрытым в течение 10 или более лет из-за избытка СПГ на рынке, созданного путем ввода в эксплуатацию проектов США, России и Австралии. При долгосрочном присутствии в Иране такого большого количества международных нефтяных компаний как Total, Ente Nazionale Idrocarburi, Shell, Petronas, Österreichische Mineralölverwaltung, Oil and Natural Gas Corporation и Китайской национальной нефтяной корпорации в рамках соглашений о выкупе и/или других стандартных предприятиях, таких как проекты СПГ, международные санкции должны были быть легче или их вовсе не должно было быть.

Катар: решение о производстве СПГ

Последовательная политика Катара заключается в защите своего суверенитета, что нелегко, поскольку государство окружено более крупными суннитскими братскими странами. Хотя Катар обладает огромными запасами газа и имеет соседей со значительными потребностями в газе, есть только один газопровод ”Дельфин”, ведущий в  ОАЭ и Оман. В отличие от стратегии Ирана, Катар предпочел СПГ трубопроводам, поскольку он не связывает продавца и покупателя долгосрочными  отношениями. Это цена суверенитета.

В начале июня президент США Дональд Трамп повторил, что Иран является ”великим сатаной” терроризма - довольно смелое заявление, учитывая, что оно было озвучено в  Эр-Рияде. Это спровоцировало Эр-Рияд и Абу-Даби на создание списка опасных и нелогичных требований к Катару. Важно помнить, что Оман, Ирак и Кувейт не являются сторонниками позиции Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива, поэтому госсекретарь США Рекс Тиллерсон вынужден был незамедлительно прибыть и сыграть роль спасателя в разрыве между Саудовской Аравией и Катаром. Самая большая американская авиабаза за пределами США - Аль-Удейд в Катаре. Она имеет ключевое значение для ВВС США и  Королевских ВВС в борьбе против ИГИЛ (запрещена в России). Самое крупное развертывание вооруженных сил Турции за пределами страны - в Катаре, и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что требования Саудовской Аравии - преступление против ислама.

Exxon имеет значительную долю в предприятии Qatargas, как и Total, которая также управляет крупнейшим катарским нефтяным месторождением Аль-Шахин. Shell управляет Pearl, крупнейшим в мире предприятием по сжижению газа. Примечательно также, что в течение двух недель после объявления бойкота Саудовской Аравией руководители этих трех компаний посетили правителя Катара, чтобы успокоить его. Кроме того, большинство морских логистических проблем было решено быстро и ловко путем перевалки в некоторых региональных портах, таких как Салала в Омане.

Экономическая дипломатия

Унитизация совместных месторождений остается одним из наиболее логичных и экономически эффективных способов укрепления экономической дипломатии в нестабильном регионе. Начало обсуждения между Ираном и Ираком о возможной унитизации совместных месторождений показывает, что прогресс на этом фронте возможен. Учитывая относительно дружественные отношения Катара с Ираном, было бы разумно возродить прошлые методы сотрудничества, как, например, соглашение, подписанное Катаром и Ираном в 1990 году для совместной разработки газового месторождения Северный Купол/Южный Парс. Совместное управление общим ресурсом, будет более эффективными и обеспечит значительную экономию. С его помощью страны укрепят свое положение в качестве мировых лидеров на газовом рынке. Это может стать быстрым способом для Ирана закрепиться на рынке СПГ.

8685 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!