Волна правого популизма накрывает Армению и Грузию

Волна правого популизма накрывает Армению и Грузию

Уже несколько лет западные государства страдают от популизма, распространяемого в основном правыми, ксенофобами и националистами. Успех западных политиков, манипулирующих чувствами граждан, побуждает их коллег в других регионах применять аналогичные методы. Эта тенденция уже захватывает Южный Кавказ. Foreign Policy News в материале The surge of right-wing populism reaches the capitals of South Caucasus пишет, что Азербайджан - единственная страна в регионе, проявляющая удивительную устойчивость к правой популистской волне, что стало возможным благодаря политике нынешнего руководства. Политические группы, которые пытаются задействовать правый популизм, эффективно отодвигаются на второй план, поскольку не имеют эффективной связи с обществом и необходимой популярности, чтобы стать политически более влиятельными. Зато в Грузии и Армении ситуация обратная.

Популизм и правые движения давно присутствуют в грузинской политике и постепенно набирают силу. Эта тенденция впервые проявилась на парламентских выборах 2016 года, в результате которых ”Альянс патриотов Грузии”, известная правая популистская партия, попал в парламент с небольшим отрывом, в то время как несколько либеральных партий не смогли преодолеть 5-процентный порог. Одновременно укрепление и растущая видимость крайне правых группировок подтверждают переход правого популизма из идеологии маргинальных групп в область серьезной политики Грузии.

Протесты против миграции, проведенные в марте 2017 года в Грузии, в которых приняли участие более 2000 сторонников движения, были нацелены на нелегальных иммигрантов и призывали к ужесточению национальных законов об иммиграции. С тех пор подобные акции проводятся все чаще. Однако последствия правопопулистского подъема в Грузии не ограничиваются только внутренней политикой, а влияют на внешнюю политику, о чем свидетельствуют недавние провокации против стратегического партнера Грузии и Азербайджана.

На фоне укрепления популистских тенденций одним из первых инцидентов стало столкновение на границе между Азербайджаном и Грузией по поводу монастырского комплекса Давид-Гареджа (Кешикчидаг), расположенного на азербайджанской стороне, но, по утверждениям грузин, являющегося частью их исторической религиозной культуры. Хотя обе стороны долго пытались завершить процесс делимитации и разрешить разногласия по поводу статуса монастырского комплекса, это оказалось невозможным по разным причинам. Тем не менее благодаря полноправному партнерству между двумя странами, этот вопрос не перерос в конфронтацию.

Однако укрепление радикально националистических и популистских группировок в Грузии угрожает обострить ситуацию в регионе. Демонстрации, организованные ”Альянсом патриотов Грузии”, в которых приняло участие несколько тысяч человек под лозунгом ”Давид Гареджи - это Грузия” и нападения на азербайджанскую охрану монастырского комплекса, совершаемые радикалами в течение последних двух месяцев, ставят под угрозу отношения между двумя странами, стратегически нуждающихся друг в друге для предотвращения вмешательства внешних сил. Хотя ситуация находится под контролем благодаря сдержанной реакции Баку, очередная провокация со стороны радикальных группировок может нанести ущерб обоим государствам.

В отличие от Грузии, в Армении популизм стал не только политическим инструментом оппозиции и гражданского общества, но и представлен в повестке дня правящей элиты. Никол Пашинян, премьер-министр Армении, пришедший к власти в результате народных протестов в прошлом году, изначально воспринимался как реформист, который решит многочисленные политические и экономические проблемы в Армении, а также сыграет конструктивную роль в урегулировании конфликта с Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха и прилегающих районов.

Не только в Армении, но и Азербайджане были оптимистично настроены в отношении армянского лидера, который, в отличие от своих предшественников, не был членом так называемого карабахского клана, управлявшего Арменией с 1999 года и не гнушавшегося расстрелом собственного народа, например, в марте 2008 года, чтобы остаться у власти. Тем не менее политика, которую Пашинян проводил в течение нескольких месяцев после прихода к власти, и резкие изменения в его риторике, особенно недавние заявления в Нагорном Карабахе, уничтожили веру в него и стали тревожным сигналом как для внутренней политики Армении, так и для конфликта с Азербайджаном. 

Выступая в начале августа на церемонии открытия Панармянских игр, которые были незаконно проведены в Ханкенди (Степанакерте), на оккупированной Арменией международно признанной территории Азербайджана, Пашинян озвучил исключительно популистские цели. Призывая к объединению Армении и Карабаха, он нарушил традицию бывших армянских правительств, отрицавших подконтрольность ”Нагорно-Карабахской Республики” Еревану, и напрямую бросил вызов азербайджанской стороне.

Пашинян также заявил, казалось бы, недостижимые цели вл внутренней политике. Например, он пообещал увеличить численность населения Армении, не превышающую 3 млн человек, до 5 млн к 2050 году, в то время как в очередном демографическом отчете ООН прогнозируется, что население Армении сократится почти до 2 млн к 2100 году. Проведение чемпионата мира по футболу, рост ВВП в 15 раз, развитие технологических компаний, стоимость которых превышает $10 млрд, попадание в двадцатку ведущих стран по индексу боеготовности армии и в десятку по работе разведывательных служб, также оказались среди целей, озвученных Пашиняном.

Уже появились предположения о том, что склонность премьера к национализму во внешней политике побуждает националистические группы Армении более активно поддерживать этнических армян в грузинском регионе Джавахетия. Поддержка, оказываемая Ереваном, может возродить прежнее стремление армян, проживающих в Грузии, бороться за единство с Арменией. Это очередной сепаратистский вызов для Грузии, которая уже потеряла контроль над двумя отколовшимися регионами, Абхазией и Южной Осетией, после войны 2008 года.

На Южном Кавказе возникает все больше конфликтных ситуаций, которые чреваты военными столкновениями. На рост правого популизма как политического подхода влияют экономические проблемы, неспособность правительств осуществить эффективные реформы и прекращение общественной поддержки отношении действующих лидеров. Недавние изменения в политических системах двух государств, переход к парламентаризму на основе пропорционального представительства в Армении и Грузии, которые пострадали от популистской тенденции, угрожают еще сильнее обострить ситуацию. 

Полный переход Грузии к пропорциональному представительству без каких-либо ограничений облегчит популистским группам доступ в парламент. Маргинальные группы задействуют более радикальные программы, чтобы завоевать популярность и заручиться поддержкой избирателей. Аналогичная тенденция наблюдается в Армении, которая в прошлом году перешла на парламентаризм. Как и в Грузии, парламентаризм позволит армянским националистическим и популистским элементам усилить политическое влияние в армянской политике, что, в свою очередь, может спровоцировать усиление напряженности в отношениях государства с Грузией и Азербайджаном.

10645 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!