Надя Дуглас: "Конфликт между Пашиняном и карабахским кланом охватывает все сферы политической жизни Армении"

Надя Дуглас: "Конфликт между Пашиняном и карабахским кланом охватывает все сферы политической жизни Армении"

В интервью немецкому аналитическому изданию Caucasus Watch научный сотрудник Центра восточноевропейских и международных исследований в Берлине, доктор Надя Дуглас рассказала о проблемах внутренней и внешней политики Армении, с которыми в настоящее время сталкивается армянский премьер-министр Никол Пашинян.

- В последние месяцы наблюдается усиление недовольства в связи с действиями Пашиняна против последователей старого режима. По вашему мнению, объединятся ли старые элиты вокруг Кочаряна теперь, когда он был освобожден из-под стражи?

- По моему мнению, старые элиты не так сплочены, как кажется на первый взгляд. Когда дело доходит до противостояния Пашиняну, они демонстрируют некоторое единство, однако единой политической повестки дня у них нет. Нынешние оппозиционные партии в парламенте не настроены решительно против Пашиняна. Старые элиты республиканцев настолько ослаблены, что в случае возможного возвращения Кочаряна в политику, как то планировалось во время его ареста, он не смог бы мобилизовать достаточную базу поддержки. Единственным возможным исключением из этого может быть "Дашнакцутюн", с которым, однако, так же есть определенные трения. При этом карабахский клан продолжает играть свою роль, речь, прежде всего, о Бако Саакяне и его предшественнике, поручившихся за Кочаряна во время судебного процесса. С их стороны это был политико-тактический шаг по ослаблению Пашиняна, но все же это лишь очередной точечный удар, а не часть скоординированного наступления на новые власти. Кочарян освобожден лишь временно, дело против него не прекращено.

- Будет ли обостряться со временем конфликт между Пашиняном и карабахским кланом?

- Пашинян открыто обвиняется карабахским кланом в том, что он готов "продать Нагорный Карабах". Сначала он смело заявлял, что конфликт может быть разрешен в кратчайшие сроки под его руководством, даже несмотря на внутреннюю политику и проблемы, которые приходится решать. Однако на практике Пашинян оказался неспособным выделить ресурсы, необходимые для разрешения нагорно-карабахского конфликта. Поэтому его и обвинили в преждевременных уступках. Недоверие между Пашиняном и карабахским кланом может быть также обусловлено тем фактом, что премьер-министр выразил сомнение в причинах и ходе четырехдневной войны 2016 года и объявил о создании парламентского комитета для рассмотрения этого вопроса, тем самым оскорбив лидеров карабахского клана. То есть Пашинян публично обозначил красные линии для разрешения конфликта и напомнил "руководству" "НКР", что им не стоит вмешиваться во внутренние дела Армении.

- Как вы оцениваете недавние нападки Пашиняна на судебную систему Армении и последовавшие обвинения его в популизме? Каковы возможные последствия для Армении?

- Ситуация очень проблемная. Тот факт, что Пашинян призывал к отставке нежеланных судей, вызвал недовольство, потому что в идею нового либерального режима, признающего верховенство закона, это никак не вписывается. Этот шаг подрывает доверие к правительству, и если парламент был избран демократическим путем, власти должны были предпринять попытка осуществить и судебную реформу демократическим путем. Нет смысла дополнительно разделять и без того поляризованную элиту – если Пашинян хочет претендовать на звание премьер-министра всех армян, ему рано или поздно придется работать и со старыми элитами.

Понятно, что ему трудно взаимодействовать с судьями и прокурорами, большинство из которых были назначены Саргсяном и Кочаряном. Не так просто и снять их с должностей: без внесения поправок в Конституцию судьи могут уйти в отставку либо по собственной инициативе, либо по причине смерти, поскольку назначаются они пожизненно. Пашинян слишком поздно начал судебную реформу, делая ставку на "экономическую революцию", и сейчас пытается компенсировать отставание напором. Вместо успеха он получил международную критику.

Я не думаю, что Пашинян к этому стремился, но в настоящий момент все выглядит так, будто призыв к судебной реформе был сделан по личным политическим мотивам – из-за освобождения Кочаряна. Такие эмоциональные реакции ожидаемы от революционного лидера, но они довольно нетипичны для правящего премьер-министра. Что касается будущих событий, то тут остается только наблюдать, куда приведет так называемое "правосудие переходного периода". Можно быть уверенным лишь в том, что правительство обладает необходимым большинством в две трети в парламенте, чтобы добиться конституционных изменений в судебной ветви власти.

- Чего вы ожидаете от нового раунда переговоров между Арменией и Азербайджаном?

- В начале года, после серии встреч, сохранялся некоторый осторожный оптимизм. В частности, встреча министров иностранных дел в Париже в январе была очень продуктивной, а в апреле Пашинян и президент Азербайджана Ильхам Алиев лично встретились в Вене. Число погибших на линии соприкосновения неуклонно снижалось в течение последних двух лет, и в рамках новых переговоров была создана горячая линия между сторонами конфликта.

Тем не менее, недавно произошел инцидент, в ходе которого был убит азербайджанский солдат. Это усилило напряженность. Да, были озвучены призывы содействовать народной дипломатии, то есть прямым контактам между армянами и азербайджанцами, но в целом значительный первоначальный энтузиазм Пашиняна был сведен на нет сопротивлением карабахского клана. Поэтому не следует слишком рассчитывать на предстоящие переговоры.

11570 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!