Ширин Меликова: "Апшерон был мощным двигателем искусства"

Ширин Меликова: "Апшерон был мощным двигателем искусства"

В октябре 2017 года в Баку пройдет V Международный симпозиум по азербайджанскому ковру. А в эти дни в Баку и в Москве отмечают 110-летие Лятифа Керимова – основателя Государственного музея азербайджанского ковра и народно-прикладного искусства (в настоящее время носит название Азербайджанский Музей Ковра), выдающегося ученого и художника по коврам, основоположника науки о ковроткачестве, педагога, автора фундаментального научного труда "Азербайджанский ковер". С 17 ноября в рамках сотрудничества Азербайджанского Музея Ковра и Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства планируется выставка, на которой будут демонстрироваться  эскизы Лятифа Керимова, ковры и ковровые изделия, сотканные на основе его авторских эскизов, фотографии и документы, хранящиеся в личном архиве художника. Об этом и других направлениях российско-азербайджанского гуманитарного сотрудничества "Вестнику Кавказа" рассказала директор Музея ковра Ширин Меликова.

- Насколько ценится сегодня современное искусство в Азербайджане? 

- Динамика культурной жизни в Азербайджане не может не радовать. У нас открываются новые музеи, реставрируются памятники старины, пополняются коллекции. В Центре Гейдара Алиева, который был построен по проекту всемирно известного архитектора Захи Хадид, проходят беспрецедентные для Азербайджана выставки. Сюда привозят произведения мировых звезд. Впервые у азербайджанского зрителя появилась возможность в своей стране увидеть произведения известных мировых художников, скульпторов, фотографов. Это череда выставок Энди Уорхола, Джорджа Кондо, Тони Крэгга, Ричарда Дикона. 

Еще одним шедевром нашего города стало здание Музея ковра, которое было открыто в 2014 году. Создан он по указу президента Ильхама Алиева. Это совместный проект Фонда Гейдара Алиева, Министерства культуры и туризма Азербайджанской республики и ЮНЕСКО. Здание музея построено австрийским архитектором Франсом Янсом. Оно необычно по своему архитектурному решению - в форме раскрывающегося ковра. Это уникальная возможность для экспонирования богатейшей коллекции азербайджанского ковра. Здесь мы можем представлять наше национальное достояние на самом высоком уровне. 

В 2015 году Фондом Гейдара Алиева создан Музей живописи, где демонстрируются произведения советских художников и произведения современных мастеров. И мы можем проследить эту связь - влияние старых мастеров на творчество мастеров современных.

- Как в Москве будет отмечаться 110-летие Лятифа Керимова?

- С 16 ноября мы начинаем большой проект совместный с Всероссийским музеем декоративно-прикладного и народного искусства. 17 ноября пройдет презентация книги "Произведения Лятифа Керимова из коллекции Азербайджанского Музея Ковра". В книге представлены эскизы и ковры, автором которых является Лятиф Керимов, а также ранее не публиковавшиеся  фотографии, документы и письма, хранящиеся в личном архиве семьи Керимовых. 16-18 ноября в рамках многолетней комплексной программы "Наследие Содружества. Традиции для будущего" пройдет конференция "Искусство ковроткачества", организованная Всероссийским музеем декоративно прикладного и народного искусства при организационной поддержке Азербайджанского Музея Ковра и Российского комитета международного совета музеев (ИКОМ России). Планируется, что в работе конференции примут участие делегации ведущих музеев Азербайджана, Грузии, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана, Узбекистана. Основная тема - сегодняшние проблемы хранения, экспонирования, реставрации и консервации ковров и текстиля.

- В эти дни на Крымском валу проходит выставка "Созвездие Апшерона. Азербайджанские художники 1960–1980-х годов". Как возникла идея ее проведения?

- К этой выставке готовились в течение года. Идея возникла в 2015 году, когда мы открыли национальный азербайджанский павильон на 56-ой Венецианской биеннале. Мы тогда представляли выставку "За чертой". Это были избранные произведения художников-авангардистов. Мы показывали Джавада Мирджавадова, Расима Бабаева, Тофика Джавадова, Ашрафа Мурада и скульптуры Фазиля Наджафова, а предваряла выставку инсталляция Гусейна Ахвердиева. Это был как мост, связь между поколениями. Выставка имела широкий резонанс, было много положительных отзывов. 

Эти художники мало были представлены в мире, о них мало знали и частные коллекционеры, и кураторы крупных музеев. Тогда в Европе увидели их мир - яркий, завораживающий, затягивающий в это буйство красок, невероятной экспрессии, чувств, эмоций. Мы получали огромное количество писем и отзывов. Было много желающих приобрести эти работы. Но произведения этих художников хранятся в крупных национальных собраниях. Причем многие из них чудом сохранились. В свое время они не экспонировались, их не приобретали, а их передавали из рук в руки, поэтому сохранилась небольшая часть произведений этих художников. 

Так возникла идея показать эту выставку в Москве. Третьяковская галерея и Фонд Марджани предложили Фонду Гейдара Алиева организовать крупную выставку. Было принято решение раздвинуть границы этой выставки и показать больше художников, раскрыть фонды Третьяковской галереи, которые обладают прекрасными произведениями, шедеврами азербайджанских художников, которые выставлялись на всесоюзных выставках. Ведь в то время привозились на выставки, посылались лучшие работы, которые отбирались на республиканских выставках. Поэтому сейчас в фондах Третьяковской галереи хранится ценнейшая коллекция шедевров азербайджанской живописи советского периода. Очень хотелось показать часть этих работ. 

- Как отбирались работы?

- Поначалу было большее количество работ. Но постепенно мы начинали выстраивать экспозицию и концепцию выставки, желая показать разные грани искусства этого периода. Даже в какой-то степени развеять миф о том, что были четкие границы между авангардным и официальным искусством. В советское время известными мастерами были такие художники как Саттар Бахлулзаде, Тогрул Нариманбеков, и они были все очень взаимосвязаны, воспитывались на одной культуре, вдохновлялись общими корнями. Для них был вдохновением родной любимый Апшерон. Джавад Мирджавадов говорил, что живописи надо учиться только на Апшероне среди этих циклопических скал, среди необъятного синего неба и изумрудного Каспийского моря. Если живопись смотрится среди скал, на фоне неба и моря, значит, она удалась, ведь масштабы, которые мы можем чувствовать в мастерской, совершенно несопоставимы с тем, что мы можем почувствовать на природе, на пленэре. Мирджавадов иногда даже писал графику, придавив бумагу камнями, и оставлял ее, потому что говорил, что искусство должно сливаться с природой. 

- Апшеронскую школу ни с какой другой не перепутать?

- Апшерон был мощным двигателем их искусства. Мы видим чарующий Апшерон как вечно цветущий оазис в творчестве Саттара Бахлулзаде. Другой Апшерон - праздник жизни, буйство красок - у Тогрула Нариманбекова. Совсем другая история у Джавада Мирджавадова с его архетипическими образами. Например, картина Джавада Мирджавадова "Пожарники", которую мы представили, на выставке, это тоже образы Апшерона. В начале 1920-х он был весь утыкан деревянными вышками, где случались пожары, горели целые нефтяные озера и эти вышки,  со всех сторон сюда неслись пожарные машины. Художник в детстве все это наблюдал и потом все эти образы нашли отражение в его живописи. Расим Бабаев тоже апшеронский художник. Здесь представлена его чудесная работа "Моя дача". Все эти художники безумно любили свою землю, свою культуру, они были пропитаны национальным духом, прекрасно знали национальную поэзию, цитировали произведения азербайджанских средневековых поэтов - Физули, Низами Гянджави. Изысканная культура Востока, красота ковров, орнаментальная культура, роскошные рукописные книги, школа миниатюры – все это имело очень большое влияние на формирование их творческого почерка. С другой стороны, на низ повлияло то, что они получали в России, учась в крупнейших вузах Москвы и Ленинграда, изучая европейскую живопись в роскошных российских музеях. Мирджавад изучал французскую живопись в запасниках Эрмитажа. Одним из самых любимых его художников был Сезан, он также любил искусство Океании, Африки. Все это вместе это нашло такое синкретическое единство в его живописи. Это будоражит и вызывает действительно огромное эмоциональное потрясение. 

- Вы упомянули о работах, которые были чудом не были утрачены. Что это за полотна?

- "Нефтяники" Тофика Джавадова были написаны в конце 1950-х годов. Это одно из знаковых произведений не только в творчестве этого художника, но и в целом в азербайджанском искусстве.

Его работы при жизни не экспонировались, они были забыты, а сам художник был вычеркнут из художественной жизни страны. Работа "Нефтяники" передавалась в течение 50 лет из рук в руки, хранилась в различных мастерских, в здании мечети, в которой в советское время располагался реставрационный центр. Только в 2007 году, сложенная вчетверо и практически осыпавшаяся, она была извлечена из груд реставрационного мусора и восстановлена. В 2009 году была впервые представлена публике в Музее современного искусства в Баку. Сейчас она находится в постоянной экспозиции этого музея. 

10205 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!