Qalaalti Hotel & Spa

Ширин Меликова: "Наш проект с Лувром готовился несколько лет"

Впервые в Баку ковры из Лувра
Впервые в Баку ковры из Лувра

В рамках 43-й сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО в Азербайджанском музее ковра открылась выставка "Культурное наследие Азербайджана в Музее Лувра", на которой были представлены три азербайджанских ковра, сотканные в XVIII–XX веках в Карабахе и Ширване – "Челеби", "Ханлыг" и "Аждахалы". Эти уникальные экспонаты из постоянной коллекции Лувра впервые демонстрируются в Баку. О выставке и о коврах "Вестнику Кавказа" рассказывает директор Азербайджанского музея ковра Ширин Меликова.

- Выставка азербайджанских ковров из Лувра – событие грандиозного масштаба. Такого в Азербайджане прежде не бывало. Сложно было организовать такую выставку?

- Лувр – крупнейший в мире музей с огромнейшей коллекцией, который неохотно вывозит свои экспонаты за рубеж, ведь его собственные выставочные программы расписаны на много лет вперед. Однако в 2012 году Азербайджан принимал непосредственное участие в процессе создания департамента исламского искусства Лувра, в том числе оказывая финансовую поддержку. Тогда и были заложены основы наших совместных проектов.

Церемония открытия новых залов парижского музея Лувр, посвященных исламскому искусству. 18 сентября 2012 года

Глава этого департамента приезжала в Баку, вела переговоры на уровне Министерства культуры. В 2016 году, когда я стала директором Музея ковра, одна из моих первых поездок как раз была в Париж, где мы обсуждали возможности сотрудничества. И когда мы узнали, что в Баку пройдет 43-я сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО, то предложили Лувру в рамках этого мероприятия провести у нас выставку. Но вообще ковры редко кто отдает на выездные выставки, поскольку текстиль – материал очень капризный, его тяжело хранить и транспортировать. Поэтому достаточно сложно было убедить французских коллег. Но в итоге удалось. И они сами отобрали для бакинской выставки именно эти ковры.

- Это не единственные азербайджанские ковры, хранящиеся в Лувре?

- Нет, конечно. У них очень большая коллекция. Там имеется, к примеру, роскошный ширванский ковер XVII века. В Баку хранится более поздняя его версия, но все равно это одна из жемчужин нашей коллекции. А в Лувре есть этот ковер более раннего периода! Я очень хотела увидеть его на выставке рядом с нашим ковром. Это было бы очень интересно и для посетителей, и для ученых. Но в Лувре сказали, что не могут его транспортировать, поскольку он очень хрупкий.


Тем не менее в Баку из Лувра привезли очень интересные ковры. В каждом из них в той или иной разновидности представлен элемент, связанный с изображением дракона. Так, в ковре "Аждахалы", название которого означает "драконовый", в серединном поле расположены такие элементы, как "аждахалы бута" (драконовая бута), которая символизирует это мифологическое существо, и цветок кувшинки (элемент "су занбагы"), обозначающий жизнь. Дракон в коврах традиционно изображается рядом с цветком или пальметтой, как защитник и хранитель жизни. В кайме ковра "Ханлыг" также размещены элементы, обозначающие дракона. А медальоны ковра "Челеби" символизируют солнце.


Стоит заметить, что за рубежом принято название "Драконовый", а у нас такая композиция в свое время называлась ”Хатаи” - от названия тюркского племени хатай.

- Выставленные здесь ковры отмечены в Лувре как азербайджанские?

- Да, именно как азербайджанские. Но во многих музеях наши ковры атрибутируются как кавказские. Вопрос атрибуции впервые был поднят нами 1983 году, когда в Баку проходил первый симпозиум по восточному ковру. До сих пор этот вопрос однозначно не решен. Однако мы работаем – был создан первый в мире Музей ковра, с 2014 года Музей переехал в новое здание, ставшее одной из визитных карточек столицы, в 2004 году был принят закон о ковре, благодаря нашему президенту и первому вице-президенту, азербайджанский ковер вошел в Репрезентативный список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Мы занимаемся исследованием ковра, представляем его на должном уровне, у нас есть и научная база. Эта выставка как раз и стала вкладом Азербайджанского Музея ковра в дело реализации Государственной программы по сохранению и развитию коврового искусства в Азербайджанской Республике на 2018-2022 годы. Она организована Министерством культуры, Музеем ковра, посольством Франции в Азербайджане, Музеем Лувр, Французским институтом в Азербайджане и Silk Way West Airlines.

- Много ли азербайджанских ковров в других музеях мира?

- Очень много. Нет такого музея, где бы не было азербайджанских ковров. Мы в рамках Государственной программы по сохранению и развитию коврового искусства в Азербайджанской Республике на 2018-2022 годы занимаемся этим вплотную, создаем электронную базу данных, получаем доступ к фондам. Причем обнаруживаем наши ковры в совершенно неожиданных местах, в далеких уголках планеты, работаем с этими маленькими музеями, делаем атрибуцию. У нас есть целый отдел, который этим занимается. Сейчас о нашем музее знает весь мир, потому что мы стучимся во все двери.

- Все три представленных на выставке ковра отлично сохранились. Это говорит о высоком качестве материалов и мастерстве азербайджанских ткачей? 

- Качество ковров очень хорошее. При их создании использовались натуральные красители. Кром того, они сотканы по технологии тюркбаф (тюркский узел – ред.) – симметричный узел. На Западе всегда относились с большим пиететом к восточным коврам, они были очень дорогостоящими, и не у каждого была возможность приобрести их. Часто их даже не стелили на пол, а вешали на стены, относились к ним как к произведению искусства. Недавно мы приобрели ковер у итальянского коллекционера, который говорил: "Я его никогда не стелил на пол, держал в шкафу в специальных условиях, и только когда мне хотелось насладиться красотой этого ковра, я его расстилал, наслаждался, получал удовольствие, потом обратно сворачивал и убирал, чтобы он лучше сохранился".
Это тоже одна из причин того, что хранящиеся на Западе ковры так хорошо сохранились. Вторая причина в том, что их там еще и дарили в качестве ценных подарков, и потому к коврам так и относились – как к ценности.

- Отношение к ковровому искусству и стало причиной создания первого в мире Музея ковра?

- Азербайджан – родина ковра. Ковер существует во многих наших традициях, причем эти традиции живы до сих пор. Специальные ковры ткутся к свадьбе, другие хранятся для поминок, ценные ковры передаются по мужской линии и расцениваются как семейная реликвия. Ковры принято дарить, отдавать в дар, в том числе в мечети. К примеру, фонды крупнейших турецких музеев, пополнялись коврами, в том числе поступающими из мечетей. Некоторые попадали на аукционы и вывозились, попадая в частные коллекции или в музеи в различных уголках мира.

- У вас с детства любовь к коврам?

- У нас всех любовь к коврам с детства. У каждого дома есть ковры, которые передаются из поколения в поколение. В нашем доме тоже есть такой ковер, который переходит от дедушки к отцу, потом ко мне, и дальше пойдет.

- Продолжают ли регионы традиции ковроткачества?

- Ковер ткут везде. Мы недавно были в Шемахе. Там одна женщина показывала нам свои ковры: "Это для моей старшей дочери. Это сыну я соткала. Уже к свадьбе готовимся. А это ковры, которые мне на свадьбу достались…"

- Сохраняют ли в наши дни старые технологии? Используют ли натуральные красители?

- Сами окрашивают, сами обрабатывают шерсть. Поэтому ковры немного грубые, но зато уникальные. В Шемахе нам женщина рассказывала про каждый элемент: "Это мой дом, это мой сад. Это я сделала, чтобы у моей дочери было счастье, любовь, благоденствие".

- Вы разделяете мнение, что ковру передается энергетика ткачихи?

- Безусловно. Когда ты находишься рядом с ковром ручной работы, испытываешь невероятное ощущения – чувствуешь характер женщины, которая его делала. Ведь каждая вплетает в орнамент что-то свое.

- Фабричные ковры сильно отличаются от тех, что сотканы вручную?

- В Азербайджане все ковры ткутся вручную. Разница лишь в том, что в профессиональных мастерских ткачихи ткут ковры по эскизу, скрупулезно исполняя каждую делать компзиции, надомницы же, в основном ткут по памяти, давая волю фантазии. Поэтому в результате получаются совершенно уникальные ковры.

- Можно ли сказать, что азербайджанское ковроткачество в последние годы переживает ренессанс?

- Конечно! Идет реанимация ОАО "Азерхалча". Восстанавливается база, рабочие места. Радует то, что ткачихи – в основном молодые женщины, которые видят в этом перспективу. Недавно был учрежден Праздник ковроткача, что тоже подняло статус профессии. Люди гордятся тем, что делают. Ткачам вручают награды, присваивают звания. Такая поддержка очень важна. У нас ведется много образовательных программ по этому делу – и в университете, и в академии, есть и колледжи, где обучают художников-ковроткачей, художников по ковру.
Посмотрите, у нас же почти сплошь молодежь в музее! Наш главный художник - опытный человек, который более 30 лет в этом деле, а его команда - молодые ребята и девочки. Я этому очень рада. Мы часто проводим выставки наших студентов, их преподавателей, чтобы у них тоже был стимул работать, творить.
Ковер всегда был, есть и будет в нашей культуре. Художники, которые занимаются различными видами искусства, черпают вдохновение в азербайджанском ковре – и это замечательно.

22425 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!