Татьяна Кусайко: "Важно убедить людей вакцинироваться"

Татьяна Кусайко: "Важно убедить людей вакцинироваться"

Могут ли в России ввести обязательную вакцинацию детей? Какие пациенты получат право на обезболивание? И почему стремительно молодеет диабет? Об этом и не только "Вестнику Кавказа" рассказала член комитета Совета Федерации по социальной политике, заслуженный врач России Татьяна Кусайко.

- С 1 апреля в России началась дополнительная вакцинация населения от кори. Ситуация в мире сейчас неспокойная - каждый день на информационных лентах мы читаем то об эпидемии на Украине, то о вспышках в регионах России, даже в каких-то элитных районах Москвы. В Нью-Йорке в конце марта объявили чрезвычайное положение из-за кори, непривитым детям запретили посещать общественные места. В Италии и вовсе принят закон о том, чтобы ввести обязательную вакцинацию детей и не пускать непривитых детей в общественные места. Что в России? Могут ли законодательно запретить непривитым детям приходить в школы, детские сады? Могут ли законодательно обязать родителей делать прививки?

- Это серьезная проблема не только для нашей страны, но и для Европы, для стран бывшего Советского Союза. "Завоз" инфекции в Российскую Федерацию увеличился. Корь – опасное, высококонтагиозно заболевание. По степени передачи воздушно-капельным путем контагиозность у кори больше, чем у гриппа. Национальный календарь в нашей стране предполагает вакцинацию от этого страшного заболевания на ранних этапах, в детском возрасте, и в последующем - до 55 лет.

В последние годы мы понимаем, насколько важно убедить родителей, что корь – инфекция, от которой можно защититься. Любая вакцинация не предполагает исчезновения заболевания, но необходима профилактика, предупреждение осложнений. Причем осложнения при кори очень опасны – пневмония, менингит и менингоэнцефалиты.

К сожалению, в последнее время много отказов от проведения вакцинации не только от кори, но и от других вакцин. Это создает опасность уменьшения иммунологической прослойки: если число вакцинированных меньше, то возможность распространения инфекции гораздо выше.

Сегодня акцент сделан на вакцинацию трудовых мигрантов. Это даст возможность предупредить "завоз" инфекции. Кроме того, есть возможность по эпидпоказаниям в течение 72 часов получить вакцинацию против кори, если ты знаешь, что был контакт. Это одна из мер защиты.

Роспотребнадзор ведет наблюдение за ситуацией в различных регионах. Рост заболеваемости отмечается во Владимирской области, в Новосибирске, в некоторых школах Москвы. Можно запретить непривитым посещать школы, но, я думаю, что гораздо легче болезнь предупредить. Необходимо сознательно подходить к данному вопросу.

Сейчас рассматривается вопрос внесения в национальный календарь вакцинации прививок против ветряной оспы, против ротавирусной инфекции. Во многих странах мира проводится вакцинация против вируса папилломы человека, что важно для профилактики онкологических заболеваний. Рак шейки матки – единственное онкологическое заболевание, которое может быть ликвидировано за счет вакцинации вируса папилломы человека. В тех странах, где в течение 10 лет проводится вакцинация, уровень заболеваемости раком шейки матки гораздо ниже. Нужно использовать все рычаги для того, чтобы снизить онкологическую заболеваемость.

- Еще одна важная тема – обеспечение регионов высокотехнологичным медицинским оборудованием. Именно вы обратили внимание коллег на недостатки механизма финансирования и приводили пример с ангиографом, который стоит 70 млн рублей. У регионов по программе госфинансирования на несколько лет есть деньги на приобретение такого медицинского оборудования, но потратить одномоментно их нельзя. Как решить эту проблему?

- У нас бюджет рассчитывается на три года, и иногда приобретение дорогостоящего оборудования, которое необходимо в том или ином субъекте, вызывает затруднение. Нужно провести мониторинг по всей стране по поводу финансовых средств, выделенных на реализацию национальных проектов, чтобы была возможность объединить выделенные субъекту средства за два года, и приобрести то, что действительно необходимо. Скажем, Калмыкии на 2019 год выделено 24 млн рублей, а на 2020 - 36 млн рублей. Если объединить средства, выделенные на два года, этой суммы было бы достаточно, чтобы приобрести ангиограф. Речь идет о возможности рационально использовать финансовые потоки из федерального бюджета, которые поступают в регионы.

Нужно изжить предубеждение, что если деньги, выделенные на год, не будут использованы, то они просто уйдут из региона. Это важный момент. Так мы сможем улучшить материально-техническую базу. Мониторинг позволит покупать то, что действительно необходимо. Ведь часто бывало, что приобретенное оборудование не использовалось, поскольку, например, не было соответствующих специалистов. От того, насколько субъект сможет правильно рассчитать и приобретение, и возможности для улучшения доступности и качества оказания медицинской помощи, будет зависеть реализация национального проекта "Здравоохранение".

- На днях вступили в силу поправки, гарантирующие неизлечимо больным качественную медицинскую помощь - поправки о паллиативной помощи. Речь идет о большом количестве пациентов – это и дети, и взрослые, порядка 1 млн человек. Паллиативная помощь касается и выездных служб, и пребывания в стационаре, и закупки качественных обезболивающих препаратов. Можно ли сказать, что в России до этого не было как таковой паллиативной помощи? Как реально будет работать этот механизм сейчас, что изменится?

- Я бы не сказала, что у нас вообще не было паллиативной помощи, однако долгое время представители общественных организаций и профессионального сообщества говорили о том, что эта помощь требует переосмысления. Поправки, которые выли внесены, очень важны. Это ведь закон для каждого из нас, потому что никто не застрахован от той ситуации, когда эта помощь может понадобиться. Закон расширяет понятие паллиативной помощи, отражает создание системы паллиативной помощи в нашем государстве. Прежде всего, это межведомственная направленность - и медицинская помощь, и психологическая, и духовная, и социальная. В одиночку Министерство здравоохранения не может реализовать все эти нововведения.

Главный смысл нововведения в том, что сейчас паллиативная помощь приближена к человеку. Человек, который находится в домашних условиях, может получать высококвалифицированную, качественную медицинскую помощь. Кроме того, речь идет об уходе, навыкам которого следует обучать членов семьи. Доступность наркотических препаратов для использования в домашних условиях тоже регулируется этим законом. Раньше были печальные случай, когда врач, руководствуясь теми или иными нормативными документами, не мог выписать наркотическое вещество. Теперь нормативные документы будут четко регулировать правила выписки рецептов, время действия рецепта: если раньше было 15 дней, то сейчас рецепт можно использовать гораздо дольше.

Оборот наркотических и психотропных средств сейчас находится на стадии пересмотра. Нормативные документы должны также защитить медицинского работника, ведь были прецеденты, когда в отношении медиков начиналось уголовное преследование. Сейчас Минздрав предлагает внести изменения в Уголовный кодекс: если совершено не особо опасное нарушение при обороте наркотиков и психотропных средств, необходимых при оказании паллиативной помощи, то его стоит перевести в ранг административного нарушения.

Принят закон о клинических рекомендациях. Они сейчас находятся на стадии пересмотра. Клинические рекомендации по онкологическим заболеваниям должны быть пересмотрены одними из первых. Это даст возможность своевременно выполнять один из разделов национального проекта, который касается ранней профилактики онкологических заболеваний. Финансовые средства, которые сейчас выделены на онкологическую помощь, беспрецедентны.

Созданы Центры боли при поликлиниках, где можно получить помощь амбулаторно, открываются новые отделения паллиативной помощи, которые оснащены современным оборудованием и дают возможность человеку с неизлечимым заболеванием жить в нормальных условиях, не испытывая боли. Есть оборудование, которое может блокировать боль на уровне нервного узла. Это те методы, которые ранее не применялись, и человек вынужден был терпеть невыносимые боли.

Причем речь идет не только об онкологических заболеваниях. Немало соматических заболеваний сопровождается сильными болями, которые нужно купировать, - заболевания соединительной ткани, ревматоидный артрит, рассеянный склероз.

Что касается детской онкологии, то ребенку особенно важно создать условия, при которых он не испытывал бы боль. Важный момент — психологический настрой, как помочь и больному, и его семье принять диагноз. От этого тоже зависит качество жизни пациента. То есть, мы хотим сказать, что неизлечимо больные люди имеют возможность жить качественно, даже зная о том, что у них такое заболевание.

- Сейчас Совет Федерации разрабатывает единый законопроект о многодетных семьях. Вы и ваши коллеги часто бываете в регионах, чтобы встретиться с людьми, узнать, что их беспокоит, в чем они нуждаются острее всего. Что для них может сделать государство?

- Мы регулярно встречаемся с представителями многодетных семей и понимаем, что многие проблемы одинаковы на территории нашей страны и субъектов. Благодаря такому общению мы можем создать механизм, который позволит принимать необходимые решения на законодательном уровне. По поручению председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко, создана и действует рабочая группа по созданию закона о многодетных семьях.

Прежде всего, нужно уточнить статус многодетной семьи. В разных субъектах есть нормативные документы, которые определяют, что такое многодетная семья. Но выехав за пределы своего региона, многодетные перестают пользоваться льготами. Льготы, которые существуют на территории одного субъекта, люди уже не могут получать на территории другого. Определение статуса многодетной семьи на законодательном уровне, думаю, снимет многие вопросы касательно многодетных семей.

Речь идет также о том, что семья, которая имеет трех детей, по достижении одним из них 18-летия перестает считаться многодетной. Те двое детей, которые остались в многодетной семье, уже не пользуются льготами, которые предусмотрены в другом субъекте. 

Очень остро стоит вопрос с земельными участками – ситуация на территории субъектов разная. Нельзя ведь сравнить степную Калмыкию с Мурманской областью, где сопки и камни. Поэтому финансовые средства, выделяемые многодетным на освоение этих участков, в разных регионах понадобятся разные. Зачем наделять семьи участками, которые не имеют никаких коммуникаций? Многодетной семье придется тратить много финансовых средств для того, чтобы подвести коммуникации, чтобы разработать участок. Иногда семьи, которые получают участок, платят налоги, но возможности построить что-то на участке у них нет, потому что нет необходимых финансовых средств.

Одна из задач, которые поставлены национальным проектом демографии - увеличить коэффициент рождаемости до 1,7, то есть два-три ребенка в семье должно стать нормой. У нас же есть семьи, которые не имеют детей. Часто говорят о налоге на бездетность. Я категорически против этого, потому что это этическая сторона вопроса, ведь по совершенно разным причинам некоторые семьи не могут иметь детей. Для многих из них это боль.

Мы современное общество. Мы должны помогать семьям выходить из такого положения. Есть возможность усыновления. Нужно, чтобы усыновившие нескольких детей пользовались теми же льготами, что и обыкновенная семья, которая имеет статус многодетной.

- У вас в регионе, в Мурманской области, какие существуют меры поддержки? 

- В нашем регионе есть такая мера стимулирования как выплата на первого ребенка, если родителям еще нет 26 лет. Это возможность стимулировать студенческие семьи. Пусть это всего 15 тысяч, но сама мера стимулирования достаточно значимая, которая дает возможность молодым мамам не терять возможности профессионального роста. Можно осуществлять различного рода профессиональную подготовку дома, можно работать на удаленном доступе, сейчас есть для этого все условия.

-Татьяна Алексеевна, вы врач-педиатр с огромным стажем, более 30 лет. За это время через ваши руки, через ваше сердце прошли десятки тысяч пациентов. Знаете ли вы, как сложилась судьба хотя бы некоторых из них? Поддерживаете с кем-то отношения? Кто-то пошел по вашим стопам, выбрав профессию медика?

- Конечно, знаю.

Врач - это не профессия, это жизнь. Если бы начать жизнь сначала, я бы все равно выбрала только профессию педиатра. Я со многими пациентами поддерживаю отношения, у меня наблюдались их дети.

Есть пациенты, которые глядя на меня, выбрали профессию медицинского работника. И сейчас в вузах Москвы и Санкт-Петербурга учатся мои бывшие пациенты, с которыми я поддерживаю отношения. Они присылают свои видеопоздравления, где я вижу их в белых халатах.

Моя Настя тоже стала педиатром. Я ей всегда говорила, что на любом курсе медицинского вуза надо быть уверенной, что ты никогда не скажешь, что тебе это надоело. Если поймешь, что это не твое, лучше раньше уйти. Надеюсь, что из Насти получится хороший педиатр, она к этому стремится. 30 марта она вышла замуж. Ее муж - детский травматолог. Надеюсь, что они смогут работать в Мурманской области и улучшать оказание первичной медико-санитарной детскому населению, будут участниками ликвидации дефицита кадров.

Надеюсь, те пациенты, которые пошли по моим стопам, никогда не будут жалеть о том, что выбрали профессию педиатра. У меня в рабочем кабинете вся стена в детских фотографиях. Я очень люблю глаза детей. Иногда новорожденный ребенок говорит глазами столько, что кажется, что он прожил уже жизнь. Я помню их всех, помню их дни рождения, мы общаемся и с мамами, и уже со взрослыми детьми. И эти встречи всегда дорогого стоят, потому что когда ты любишь профессию, выбираешь свое призвание - это уже жизнь.

13095 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!